Редакция - [email protected]


У всех нас есть стремление

происходить от шумеров

(О. Прицак)

События эти произошли в незапамятные времена в землях междуречья Тигра и Евфрата. Сегодня они служат поводом для тех разговоров, которые в научных кругах называют «шумерской темой».

Древние тексты сообщают, что в один из моментов темной истории человечества в землях междуречья Тигра и Евфрата появился неизвестный народ. Он пришел с востока и заселил благодатные земли Месопотамии. Столкнувшись с сопротивлением местного населения, иноземцы подавили «черных уркушитов». Труд рабов они использовали на строительстве своих городов и разветвленной системы оросительных каналов. Так зародилась во многом еще загадочная древневосточная цивилизация Шумер (Sumer), стремительное развитие которой наука пока объяснить не может.

Письменные свидетельства хранят молчание о том, откуда именно вышли эти пришельцы. Известно лишь, что они поклонялись своему главному божеству Тенгри, а также символам Великой Горы, именуя ее Ултаг или Кайласу.

...Шумеров считают авторами многих гениальных изобретений древности – колеса и различных транспортных средств, письменности и первых разножанровых литературных произведений. Им хорошо были знакомы тайны добычи металлов. Уже в III тысячелетии до новой эры они знали железо, а секрет электрических батарей был известен им задолго до рождения великого Гальвани.

Удивительно, но точность астрономических наблюдений той эпохи не будет превзойдена вплоть до изобретения телескопов. Именно из Месопотамии идет традиция шестидесятеричного счета: градусы кругов, секунды, минуты и часы мы до сих пор измеряем в точности, как это делали люди шесть тысячелетий тому назад...

Просуществовав долгое время, богатая и могущественная страна пришла в упадок, а ее народ будто растворился в истории. Принято считать, что с тех пор шумеры сошли с исторической сцены, а вместе с тем исчезли следы, которые могли бы указать на их продвижение по Евразийскому континенту. Сами себя эти люди именовали народом САГ-ГИГ (SAG-GIG).

I

«Шумерская тема» обсуждается в науке почти полтора века. За это время высказано огромное количество гипотез, предположений и догадок. Сложно сказать, сколько места понадобится для краткого их изложения, если один только список библиографии трудов занимает несколько увесистых томов. С каждым годом он пополняется все новыми и новыми работами.

Ученые стремятся решить одну из самых сложных загадок древнейшей истории, и если им это удастся, то, возможно, будет раскрыта важная тайна Человечества эпохи Начала.

До середины XIX века наука располагала скупыми сведениями о первой древневосточной цивилизации Шумер, которую составители Библии называли страной Сеннаар. Археологические раскопки позволили сбросить покровы тайны, тысячелетиями скрывавшие руины могущественной державы давно минувшей эпохи. Были откопаны некогда величественные храмы и дворцы, там же найдены сотни глиняных табличек, испещренных загадочными знаками. Англичанину Джорджу Смиту удалось прочитать на них поэму «Энума элиш». В ней шла речь о сотворении мира.

Американский ученый Джеймс Дж. Причард, сопоставив текст поэмы с текстом Библии, считавшейся в то время гениальным творением древних евреев, обнаружил множество совпадений. Позже выяснилось, что практически все легенды и мифы шумеров служили сырьем, из которого кроилось Святое писание. На этой почве в научных кругах зародилось предположение, что основателями Шумерского царства были семиты. Часть современных исследователей считает, что это не так.

Благодаря неостывающему интересу исследователей удалось прояснить некоторые темные моменты истории, но остаются нерешенными многие вопросы, в разъяснении которых ученые часто занимают диаметрально противоположные позиции.

Главным камнем преткновения в жарких спорах обычно выступает проблема прародины шумеров. Кто-то, например, полагает, что они были местного происхождения. Существует версия, что истоки месопотамской цивилизации восходят к древнейшим культурам, некогда располагавшимся на территории Индии или Анатолии. Английских исследователей поиски увели на Аравийский полуостров.

Х. Шнейдер утверждал, что шумеры пришли с северо-запада – территория современной Испании и Южной Франции. М. Ростовцев, напротив, называл их прародиной северо-восток: эта версия на фоне других выглядит более интересной. Вкратце о ней.

* * *

Любопытно заметить, что по ходу развития так называемой «северо-восточной версии» границы прародины шумеров отодвигались все дальше и дальше на восток. Так, автор фундаментального научного труда «Естественная история», Жорж Луи Леклерк (Бюффон) еще в XVIII веке высказал теорию, согласно которой «первый народ, достойный носить это имя», был рожден в далекую эпоху к востоку от Каспийского моря. Этот народ «достоин нашего полного уважения как творец наук, искусств и всех полезных установлений... он был чрезвычайно счастлив, поскольку он был слишком учен», но затем «невежественные и свирепые варвары» напали и разрушили эту райскую цивилизацию, погрузив человечество «во мрак невежества», – писал Леклерк.

Примерно век спустя подобного мнения придерживались многие видные исследователи истории Древнего Востока. Например, известный египтолог, основатель каирского Института восточной археологии Гастон Камиль Шарль (Масперо) считал, что шумеры пришли в Месопотамию «из степей Северной Азии в поисках за более мягким климатом и более плодородной почвой».

В XX веке часть исследователей вслед за Ю. Липпертом уже относила шумеров к желтой расе. Высказывались также предположения, что они были выходцами с Алтая, а после сенсационных находок советских археологов в пустыне Гоби в научной литературе прозвучали намеки, что прародину шумеров следует искать в Монголии.

Согласно одной из последних версий американских исследователей, слово «шумер» – это аккадская калька с шумерского слова «кенгу» или «кенгир», которое, возможно, указывает на их вероятную прародину или место позднего переселения.

Интересно, что единственная географическая местность на земном шаре, носящее название Кенгир, находится в Казахстане на территории Джезказганской области. В тюркских письменных источниках VI века она упоминается под названием «Кенгу». Там же расположена гора Улутау, которая в исторической письменной традиции известна также под названием Ултаг. Рядом находится богатейшее месторождение меди, освоенное людьми в глубокой древности. Кстати, сравнительно недавно в местности Кенгир казахстанские археологи под руководством Ж. Курманкулова вели раскопки поселения эпохи бронзы.

* * *

Сторонники «северо-восточной» версии отстаивают отдельные участки предполагаемого маршрута, растянувшегося от Месопотамии до гобийской пустыни. Справедливости ради следует пояснить, что вопрос о происхождении главных творцов первой древневосточной цивилизации наукой еще не решен. Даже несмотря на то, что культурные связи жителей Шумера и Великой степи кажутся очевидными.

Особое внимание ученых привлекает то обстоятельство, что культурные связи прослеживаются в самом консервативном ритуале – погребальном обряде. Впервые об этом позволили судить археологические находки, обнаруженные в степных курганах Причерноморья, которые позже удалось сравнить с находками из захоронений Шумерского царства.

В конце XIX века ученые высказывали осторожные предположения по этому поводу. Для обоснования зрелых научных гипотез им требовалось гораздо больше фактов. Плохая изученность степной полосы Евразии не позволяла делать широких теоретических построений на основе того фактического материала, которым располагала наука в то время.

В XX веке дело осложнилось тем, что территория, к которой испытывали интерес мировые научные круги, была занята страной Советов и стала недоступна для «буржуазных» исследователей.

Наконец, в 1930 году неожиданно вышла в свет интереснейшая книга И. Мещанинова «Кромлехи», где говорилось о символике подкурганных конструкций древних захоронений, исследованных на территории Великой Степи. По сути дела, эта книга положила начало кропотливой работе специалистов.

Документальный материал накапливался постепенно и пятьдесят лет спустя ученые Н. Чмыхов и С. Дворянинов, ознакомившись с отчетами полевых работ прежних лет, смогли выявить календарные закономерности в изображениях на посуде и стенках гробниц. Этот факт свидетельствовал о том, что некая традиция почитались носителями уникальной степной культуры.

В 1981 году украинский археолог Ю. Шилов, обобщив накопленный материал, впервые в советской науке поднял вопрос о необходимости мифологического истолкования обнаруженных на территории Великой Степи рисунков внутри захоронений и подкурганных конструкций, а в 1990 году увидела свет его первая книга.

На основании результатов исследования сюжетов и композиций, найденных в степных курганах, Ю. Шилов пришел к выводу, что по своей стилистике они родственны мифологическим сценам, изображенным на печатях Шумерского царства III тысячелетия до н.э. Причем особенно выразительными были «иллюстрации» к эпосу о национальном герое шумеров – царе Гильгамеше.

Эти факты подтверждали версию о культурных связях жителей Месопотамии и Великой Степи, а вместе с тем свидетельствовали о существовании у них общих религиозно-философских представлений.

К сожалению, точная датировка сюжетов и композиций, обнаруженных в степной зоне, в свое время не была установлена. Советская наука не провела необходимых лабораторных исследований, соответствующих международным стандартам. Поэтому теперь очень сложно говорить, в какой именно период истории могли зародиться связи между Древним Шумером и Великой Степью.

Ученые различных специальностей и направлений продолжают поиски. В последние годы вышли интересные работы. Одним из последних научных трудов казахстанских ученых, касающихся культурных связей Месопотамии и Великой Степи, можно назвать книгу археолога В. Новоженова «Наскальные изображения повозок Средней Азии и Казахстана». Она увидела свет в 1994 году, тираж – всего 500 экземпляров.

II

Жаркая полемика в научных кругах обычно разворачивается, когда дело касается вопросов языка. Опыт свидетельствует, что именно здесь чаще всего случаются курьезы.

Некоторые лингвисты причисляли шумерский язык к африканским (Клюге). Н. Марр пытался этимологизировать слово «шумер» с русским «сумерки». По этому поводу О. Сулейменов возразил: «Можно было бы принять такую трактовку, если бы Шумер располагался хотя бы на севере Руси, где-нибудь в Вологодчине, а не в странах полуденных».

В XIX веке среди сторонников семитского происхождения шумеров была популярна гипотеза, утверждавшая, будто «шумеро-аккадский» язык не существовал вовсе, а таинственные тексты написаны на одном из семитских наречий обыкновенных надписей, только для их передачи употребляли некий гиератический алфавит, подчиненный особым правилам. К счастью, эта система не нашла широкого распространения, но ее ревнивые сторонники (Гюйар, Галеви) все-таки оставили свой след в исторической науке.

Следует сказать, что семитский язык для прочтения текстов Древнего Шумера выбрали неслучайно. Большинство дошедших до наших дней ветхозаветных книг написано на еврейском языке, поэтому принято говорить о еврейском языке Ветхого завета. Встречаются также фрагменты на арамейском языке.

На этом основании предполагалось, что родоначальниками культуры первой древневосточной цивилизации являются семиты, а, значит, их языки должны были хранить ключ к разгадке таинственных надписей. Позже выяснилось, что это не так.

Нельзя сказать, что работа в этом направлении проделана напрасно. Усилия не пропали даром и даже дали положительный результат: при всем своем несовершенстве исследования имели определенную ценность. Главный вывод заключается в том, что ученые пришли к мнению: «у шумеров был какой-то свой, особенный язык». Причем, настолько отличный от языков семитской группы, что сегодня его туда уже никто не причисляет.

Смысл текстов худо-бедно удалось понять, и то во многом благодаря найденному шумеро-аккадскому словарю, а вот некоторые древние географические названия перевести оказалось сложнее. По старой памяти ошибки этого непростого перевода до сих пор живут на страницах научной и художественной литературы.

Так, Вавилон стал «Вратами бога», Дингир – «Седалищем жизни», Арбела – «Градом четырех божеств» и т.д. Смысл иных имен и названий не удалось перевести вовсе. Семитские языки просто не давали им объяснения.

Не повезло и тем географическим именам, смысл которых вроде бы очевиден. Реку Тигр, например, считают «стрелой». После Плиния и Страбона никто, кажется, вообще не интересовался, что на самом деле означает это название. Все слепо доверяли классической этимологии «иранского происхождения», появившейся якобы благодаря стремительному течению реки. Лингвисты не потрудились перепроверить ее. Почему? Возможно, они разглядели в этом слове корень «ти», одно из значений которого действительно означает «стрелу», а вот корнем «гир» просто пренебрегли? В таких вопросах стараются избегать потерь. С шумерского «Ти-Гир» буквально означает «Жизнь Земли», в понятии – Вода.

Город Дингир, скорее всего, был назван в честь высшего божества шумеров, больше известного под именем Тенгри, что отнюдь не означает – «Седалище жизни». Название Ар-бела можно перевести как «Благодатная земля». Косвенно это подтверждается тем, что в этом городе поклонялись богине земли и плодородия Ашере, которая больше известна под именем Иштор.

Что касается Вавилона, то название «Баба-Иллои», наверняка, было дано этому древнему городу в честь «Дороги Предков», точнее «Великой дороги», так как располагался он в зоне интенсивных этнических контактов и торговых путей. Кстати, путь из Вавилона в Ханаан одно время назывался «Дорогой царей».

Принятый наукой перевод «Врата Бога» абсолютно неверен. На шумерском «Врата Бога» будет звучать – «Ка-Дингир». Так на самом деле назывался один из двух районов города, где располагалось святилище, которому ученые дали название «Башня языков». Шумеры именовали эту башню иначе – «Э-темен-ан-ки», буквально «Дом основания неба и земли».

Попутно заметим, что многие города Древнего Шумера носят названия, сопоставимые с тюркской лексикой. Например, Киш (Малый), Урук (Крепость), Гирсу (Земля-Вода), а имена действующих лиц истории этой страны – Урук-кагин (Правитель крепости), его жена Шаг-шаг (Прекрасная-прекрасная). Даже имя у легендарного шумерского героя – Гильгамеш (Всезнающий)...

Наверное, не стоит продолжать перечень. Ведь чтобы узнать вкус воды в океане, не обязательно пить его весь, достаточно попробовать всего нескольких соленых капель.

Впору лишь удивиться, почему эти и другие имена и названия поддаются переводу с тюркского языка? Еще сравнительно недавно сама постановка подобных вопросов казалась невозможной. Главным препятствием для их серьезного научного обсуждения ученые называли причину отсутствия необходимого для этого фактического материала. Однако за последние годы были получены новые данные, позволяющие осветить с совершенно неожиданных сторон проблему родственных культурных связей древних жителей Месопотамии и Великой Степи.

III

Значительно продвинули вперед исследование шумерских надписей французы Лонгнерье и де Солси. Но главные результаты в этой области были достигнуты англичанином Роулинсоном, ирландцем Гинксом и немцем Оппертом. Им удалось установить, что клинообразное письмо служило совершенно разным языкам.

Интересно, что лингвисты обнаружили совпадения в шумерском и тюркском языках. Прежде всего, в религиозной терминологии – самом устойчивом классе лексики. Этот факт подтверждает версию культурных связей шумеров и жителей степной полосы Евразии. Если бы на это обстоятельство обратили внимание раньше, то, возможно, ученые избежали тех трудностей, которые они испытали, подбирая различные языки семитской группы к расшифровке клинописных надписей.

К тюркскому языку долго не обращались. Хотя еще в XIX веке известный научный авторитет, автор капитального труда «Руководство к Древней истории Востока», служившего своего рода пособием многим видным ученым различных школ и направлений, Франсуа Ленорман считал, что народ, населявший Месопотамию, говорил на «туранском языке урало-финской группы».

Другой исследователь Г. Фр. Кольб в труде «История человеческой культуры», вышедшем в 1897 году, писал: «Полагают, что клинопись есть изобретение туранского народа, который в продолжение двух столетий господствовал в Месопотамии; это были финско-татарское племя, которое эллины называли азиатскими скифами».

По мере того, как восточная версия прародины шумеров вела ученых все дальше и дальше на восток, приближая к Алтаю, в научной литературе начали появляться первые попытки сравнить шумерский и тюркский языки (Ф. Гоммель). В 60-х годах XX века немецкий исследователь Курт Вальтер Керам был категоричен: «Язык шумеров похож на древнетюркский», – заявил он.

Среди казахстанских ученых первую попытку высказать подобную точку зрения на международном уровне предпринял Алтай Сарсенович Аманжолов. В 1969 году он выступил с докладом на конференции в Германии, а пять лет спустя текст его выступления был опубликован в научном сборнике, вышедшем в Берлине. Статья вызвала резкую критику в научных кругах, главным образом советских лингвистов.

Впрочем, в то время версия культурной связи тюркского и шумерского языков только пробивала дорогу в науке, поэтому воспринималась учеными в штыки. Весьма показательно на этом фоне выглядит история появления нашумевшей книги «АЗ и Я», на страницах которой казахский мыслитель Олжас Сулейменов уделил шумерской теме целую главу, назвав ее «Шумер-наме». Книга ориентировалась на широкий круг читателей. В итоге автору досталось от советской науки. Больше О.С. не возвращался к этой теме, которая с тех пор была отнесена к разряду «бесперспективных».

Проще говоря, тема не получила дальнейшего развития среди казахстанских ученых. Они почтительно склонили головы перед авторитетом ведущего специалиста российской школы советского периода в области мертвых языков Передней Азии И. Дьяконовым.

Параллельно с выступлением А. Аманжолова в 1969 на конференции в Германии, Дьяконов писал: «В настоящее время шумерский язык приходится считать изолированным и родство его с каким бы то ни было другим языком – неустановленным».

Спустя восемь лет после выхода в свет книги «АЗ и Я» российский лингвист не изменил своей точки зрения: «Долгое время распространена была теория, относившая шумерский к числу тюрко-монгольских языков, однако довольно многочисленные приводившиеся сопоставления (например, тюрк. тэнгри «небо, бог» и шумер. дингир «бог») были в конце концов опровергнуты как случайные совпадения, так как оказалось невозможным установить закономерные соответствия между отдельными фонемами сравниваемых языков; к тому же сравнение не подтверждается историческим изучением самих тюрко-монгольских языков», – писал Дьяконов.

Между тем научная практика свидетельствует, что в свое время Аманжолов и Сулейменов приводили веские доводы. С той поры минуло больше четверти века. За этот срок увидели свет новые работы зарубежных авторов, которые отстаивают версию родственной связи шумерского и тюркского языков.

IV

Народ, создавший первую древневосточную цивилизацию, безусловно, вызывает уважение, и к нему наука проявляет огромный интерес. Шумеры заложили прочный фундамент, на котором позже созрели культурные традиции многих народов Древнего Востока. Их учениками в полной мере можно назвать аккадцев, арамеев, вавилонян, хеттов, финикийцев, ассирийцев, евреев и других. Они переняли и развили древнюю культурную традицию, а также основали свои государства.

Однако когда современные ученые, фигурально выражаясь, пытаются воссоздать портрет матери по облику детей, то часто путают причину со следствием. Таким способом они нередко дорисовывают несвойственные шумерам черты. Но не от детей матери получают свой облик, в природе это обычно происходит наоборот.

Хотя, наверное, нет ничего удивительного в том, что наука создала пестрый образ шумеров, в котором четко обозначены черты поздних культур. Скорее могло бы показаться странным, если бы дело обстояло иначе: в вечном потоке жизни рождаются и исчезают народы, а их опыт и культура наследуются молодыми народами, обогащаются, переходя в следующих поколениях к другим народам. В этой непрерывной исторической цепи шумеры были только одним из звеньев, не представлявшего собой обособленного явления.

Вместе с тем шумеры стали творцами уникальной древневосточной цивилизации, которая дала жизнь многим поздним культурам народов Евразийского континента.

В этой связи особый интерес вызывают события конца III – начала II тысячелетия до н.э., происходившие в междуречье Тигра и Евфрата. Они круто изменили ход истории не только в оседло-земледельческой ойкумене Старого Света, но и в степной полосе Евразии.

Череда беспрерывных войн потрясла государство Шумер. Его жители в поисках мирной и счастливой жизни вынуждены были мигрировать на территорию Великой степи, а их некогда богатая и могучая страна пришла в упадок. С тех пор шумеры будто растворились в истории.

На самом же деле их дальнейшая судьба после исхода из Месопотамии в полном объеме просто не исследована, хотя излагается в массе разноязычных научных работ в большей степени попутно или сокращенно. Это обстоятельство затрудняет четко проследить тот путь, который был проделан гениальным народом в истории Человечества. Его следы теряются, но неожиданно обнаруживаются на фоне летописей разных народов, где зачастую шумеры запечатлены в мифах и сказаниях в легендарном образе – бесценных осколках далекого прошлого, которые сохранила память человечества так же надежно, как земля хранит обломки материальной культуры. Об этом речь. Но продолжить разговор я решил в следующей главе под названием «История или старина?».



Сайт продается

Цена: 560$

Обращатся : [email protected]

Поиск