Редакция - [email protected]

ЧП в Чугуеве: тело новобранца вернули семье и попытались представить, что солдат повесился дома
ЧП в Чугуеве: тело новобранца вернули семье и попытались представить, что солдат повесился дома

В медсанчасти «учебки» г. Чугуева (Харьковской области, 92-я отдельная механизированная бригада ВСУ) произошло странное самоубийство солдата-срочника. Обстоятельства смерти 23-летнего Александра Ткачева окутаны туманом. После того как отец солдата обратился в полицию, в военной части предложили несколько версий: по одной новобранец повесился на поясе от медицинского халата на лестнице медчасти, по другой — задушился солдатским ремнем на койке…

Жителей села Степановка (Волновахского района, Донецкой области) этот случай возмутил настолько, что они открыто выступили против мобилизации. Во-первых, потому, что Александр Ткачев ушел в армию охотно, но убил себя (по официальной версии), пробыв в армии всего лишь двое суток. Во-вторых, представители Донецкого областного военного комиссариата, которые доставили тело вместе с гробом, так спешили закопать солдата, настаивая на немедленных похоронах, что это походило скорее на давление, чем на помощь. В-третьих, родителей и соседей солдата смутили (мягко говоря) следы побоев на теле, которые военные попытались объяснить предсмертными конвульсиями самоубийцы.

Александр Ткачев не оставил предсмертной записки, но настроение его в день смерти было уже не таким радужным, как в день приезда в Чугуев. А после того, как родители погибшего потребовали проведения повторной судебно-медицинской экспертизы, загадки продолжились. В Мариупольском отделении СМЭ с результатами экспертизы Ткачевых не ознакомили, но попытались сунуть заключение о том, что новобранец покончил с собой не в армии…, а дома!

Масла в огонь подливают ресурсы сепаратистов, которые, как известно, доступны не только на Донбассе, но и в ближайших регионах. Т. н. СМИ «республик» злорадно пишут, что история погибшего солдата – не трагический случай, а закономерность.

Оператор Николай Рябченко поделился с «ОРД» видео, которые подтверждают тот факт, что в Мариупольском отделении СМЭ (Ильича 60) происходит нечто подозрительное.

Сестра солдата-срочника: нам выдали новую справку — пишут, повесился дома:

Приняли решение оставить вам первую справку (повесился в учебке)

«Я был очевидцем того, как эксперт в СМЭ Мариуполя вынес заключение со словами: «26-го умер дома. Сестра стала возмущаться: «Умер 24-го, в армии.. Когда подняла шум, ответили: «Хорошо, давайте назад, будет другая справка. Я был крайне удивлен и готов выступить свидетелем. Там же я встретил военного комиссара — увидев видеокамеру, он развернулся и сквозанул внутрь. А сопровождавшие лица ответили: «Он старший», — рассказал «ОРД» Николай Рябченко.

На фото: то свидетельство о смерти, которое – как сказал эксперт – приняли решение оставить семье.

«Нам в морге выдали, что мы его повешенным обнаружили дома», — поделилась с «ОРД» сестра погибшего солдата Светлана. — Первое заключение привезли вместе с трупом 25 апреля, примерно в 14.30. В той бумажке было написано: механическая асфиксия и номер военной части. С телом приехали из Волновахи комиссар и его замы. Привезли все, вплоть до венков, торопились закопать. Мы были в растерянности, в шоке. Но отец сказал: «Я вызвал полицию, не дам хоронить, пока не будет повторного вскрытия». После этого военные занервничали сильно. Приехал следователь с Волновахи, и сразу сказал, что похоже на убийство. Все синяки описал, возбудил дело, посоветовал: «Ту бумагу, что передали вам с Харькова — вы ее никому не показывайте». И потому в Мариупольской экспертизе я сказала, что у нас свидетельства о смерти нет. А поздно вечером брата отправили на вскрытие в Мариуполь. Военный комиссар был в СМЭ весь день, а у него свидетельство из Харьковщины, которое привезли вместе с телом, было сфоткано на телефон. И, несмотря на это, нам дали справку о том, что смерть наступила дома. Я возмутилась, достала харьковскую бумажку и им показала. Они тогда сразу же забрали свою (липовую), и порвали».

По словам сестры, судмедэксперт ей признался, что погибшему брату перед смертью были нанесены побои, но дал понять, что от него в этом деле ничего не зависит.

Ткачевы говорят, что не жаждут возмездия, но хотят разобраться в причинах трагедии. Из военной части к ним никто не приехал, и даже не выразил соболезнования. Но после того как Ткачевы подняли шум, им начали звонить военные, которые себя не называли.

«Что только не выдумывали! То Саню с утра в понедельник (24 апреля, то есть — в день смерти) отправили в медсанчасть по поводу аппендицита, то говорили, что у Сани были какие-то проблемы в семье.. А закончили тем, что он у нас был психбольной. Но пока его не забрали в армию, он целую неделю ездил в комиссариат в Волноваху, проходил все обследования, и значит отклонений не было», — говорит сестра.

По нашей просьбе жители Степановки восстановили последовательность событий, связанных со смертью Ткачева.

Повестка пришла к парню 19-го апреля, в день его рождения. Он получил отсрочку на 1 день, но 19-го побывал в военкомате. Вечером соседи пришли на проводы. В присутствии гостей к нему на телефон звонил кто-то из военной части. 20-го Ткачев ночевал в Мариуполе, 21 апреля выехал в г. Чугуев. С ним постоянно был товарищ по фамилии Руденко, с которым Ткачев сдружился в военкомате. Военный комиссар, по словам Ткачевых, сказал, что они вместе проходили медкомиссию и что Руденко с тех пор не могут найти. По дороге в Чугуев Ткачев звонил родителям с телефона приятеля Руденко, который может являться свидетелем. 22-го Ткачев прибыл в Чугуев. Приехав, он сразу позвонил нескольким друзьям и родителям уже со своего номера. Был в отличном настроении: «Меня подстригли, мне выдали форму!» — говорил об этом с радостью.

23 апреля, накануне смерти, не отвечал на звонки, но перезванивал, говорил, что все хорошо. 24 апреля сказал нескольким односельчанам, что его начали «гнобить». По словам соседки – его назвали сепаратистом.

Подруга солдата-самоубийцы: радовался, что выдали форму

Последний звонок от солдата был 24 апреля в 16.30, он разговаривал с другом. Услышав грустные нотки в голосе Ткачева, друг спросил: «У тебя все в порядке, тебя не бьют?». Александр якобы ответил: «Не бьют. Пока». Согласно официальной информации, смерть наступила в 19.21. Но в 20.30 на телефон жительницы села поступил звонок с номера Ткачева. Это была его бывшая начальница. По словам женщины, звонивший тяжело дышал и спрашивал: «Куда я попал?». «Это тетя Ира, Саша», — ответила женщина, после чего связь прервалась. Она не уверена, что голос звонившего принадлежал Ткачеву.

«С радостью шел, отслужу – говорил, и на контракт пойду, — отец солдата плачет. Говорит, что пытался отговорить от службы, — И никаких документов, ни военного билета, ни приписного, ничего не дали. Мошонка синяя, разбитая в кашу, на виске рана, ухо и затылок синие — разве это все не причина смерти?».

Родители и соседи призывника-самоубийцы: “Его убили”

3 мая наконец-то на Офіційна сторінка 92-ї окремої механізованої бригади ЗСУ появились комментарии сослуживцев. По их словам, Ткачев демонстрировал неуравновешенность, испытывал безосновательные страхи. Якобы с диагнозом «невротическое расстройство» новобранца оставили ночевать в санчасти.

«Следователь Волновахского отдела полиции по заявлению родителей внес в реестр досудебных расследований сведения по части 1 статьи 115 УК Украины (умышленное убийство), после чего провели дополнительное вскрытие тела. Признаков насильственной смерти не выявили, Результаты экспертизы будут предоставлены позже”, – заявил заместитель начальника Харьковского зонального отдела ВСП по работе с личным составом Олег Ясинецкий

«Но он ничего о санчасти не говорил, у Санька и со мной, и с мамой, и с отцом очень хорошие были отношения, он бы не стал скрывать. Брат был очень компанейский — тарахтун, весельчак, а его называют замкнутым. Почему он расхотел жить? Может, после того как сильно избили, его и повесили? Почему он не оставил записки? Почему не попрощался? Нам говорят, что нет побоев. Но мы побои сняли на фото», — комментирует сестра Светлана.

Опровергают версию о внезапно развившемся психическом расстройстве и в военкомате, который призывал Ткачева. «Пытаются переложить вину на врачей комиссии, которая признала парня «годным» — но он был годен», — рассказал источник.

Стремление замять расследование вынуждает реагировать общественность. За дело о самоубийстве призывника взялся правозащитник Александр Кудинов. Он склоняется к версии о доведении до самоубийства.

«В армии существует два вида неуставных отношений: дедовщина и землячество. Даже те, кто идет на службу добровольно, попадают в другую среду – это как и теплой ванны в холодный душ. Тут вопрос в том, что были сокрыты явные телесные повреждения. Возможно, парни из других регионов его довели до петли. Если бы все с самого начала делалось, как положено, если бы дали оценку, то и у потерпевших не возникало бы подозрений в убийстве. На мой взгляд, психолог в официальном комментарии несет откровенный бред. И то, что происходило в СМЭ, к сожалению, говорит о том, что эксперты идут на поводу у военных», — сказал Кудинов в комментарии «ОРД».

Обрывая телефоны телеканалов, несчастные Ткачевы слышали, что военные у нас в стране гибнут каждый день и тема эта широкому кругу зрителей уже не интересна. Но объективное расследование каждого ЧП влияет на доверие к украинской армии. А если говорить об отношении к ВСУ населения на Донбассе, то от него во многом зависит продолжительность АТО. Ну а пока украинские военные пытаются спустить дело на тормозах, в Донецкой области множатся мрачные слухи: добровольцев из Донбасса пытают и вешают в Чугуеве – пишут на своих пабликах в соцсетях местные жители…

При этом харьковские сайты пестрят сообщениями о самоубийствах военнослужащих не только из Донбасса. Последнее ЧП произошло именно в Чугуеве не далее, как 6 мая 2017 г. Об этом сообщает пресс-служба 54-й отдельной механизированной бригаде ВСУ. Причиной назвали проблемы в семье у бойца (то есть, те же причины, которые изначально выдвигали относительно Ткачева).

Время бить в колокола наступило еще вчера. За 2016 год небоевые потери украинских военных превысили потери на фронте.

Эти шокирующие данные из официального ответа Министерства обороны Украины обнародовал журналист «Украинской правды» Алексей Братущак у себя на странице в Facebook.

С 1 января по 23 декабря 2016 года боевые потери украинских военных составили 211 человек, тогда как небоевые потери превысили их, составив 256 случаев. И самой распространенной причиной является самоубийство (63 случая). Очевидно, что избранная Минобороны тактика замалчивания не способствует ни устранению причин проблемы, ни подъему боевого духа в армии.

ord-ua.com



Сайт продается

Цена: 560$

Обращатся : [email protected]

Поиск