Редакция - [email protected]

Светлана Радионова опять попалась на взятке. Ростехнадзор – служба, которая, как не трудно догадаться, осуществляет надзор. Зрит она строго. Без ее ведома и одобрения не могут строиться или функционировать предприятия, особенно если это потенциально опасное производство. Оно и правильно, ведь на кону человеческие жизни. Вот только, если верить фактам, среди сотрудников есть и те, которые скрестили свои бизнес интересы и выполнение профессиональных обязательств. Одним из таких чиновников называют Светлану Радионову – замглаву Ростехнадзора. А тут она еще называется возможным кандидатом на вакантную должность главы ведомства.

Светлана Радионова - "бульдог" Ростехнадзора из команды Сечина

Такса за "возобновление" работы НПЗ - от 50 до 250 млн рублей

В последнее время одно из мощнейших контрольно-надзорных ведомств РФ Федеральную службу по экологическому технологическому и атомному надзору, а если проще Ростехназор, сотрясает волна коррупционных скандалов.

Нам стал доступен некий объем информации, которым мы и хотим поделиться с нашими читателями.

Начнем с самой свежей информации о задержании в мае 2018 года руководителя Северо-Западного управления Ростехнадзора господина Григория Слабикова, при обыске которого было найдено более 1,5 миллиарда в рублевом эквиваленте. Следствие продолжается. Арестована также дочь чиновника Елена Слабикова. Обвиняются они в содействии хищению компенсационных фондов ряда Питерских СРО и многомиллионных взятках.

В апреле 2018 задержан руководитель Нижне-Волжского управления Ростехнадзора Игорь Исаев, который был отпущен под подписку о невыезде. Однако он покинул территорию РФ, сейчас скрывается за границей и объявлен в Федеральный розыск. Причиной являются многомиллионные взятки и вымогательство. Исаев в близких кругах рассказывал о своих любовных связях с главной героиней нашего сегодняшнего рассказа, ее обещанием сделать его заместителем руководителя Ростехнадзора и сколько денег ей ежемесячно заносит. И именно он делился с ней своими познаниями о «масштабах деятельности» соседнего надзорного ведомства (Росприроднадзора) в сфере утилизации отходов (информация получалась им от его гражданской жены Полины Вергун, которая является владельцем группы компаний «Чистый город», в течении многих лет занимающихся утилизацией ТБО в нескольких российских регионах.)

В сентябре 2017 года в Египте задержан руководитель Западно-Уральского управления Александр Кондалов, который с марта 2017 года находился в розыске. При обыске у чиновника было обнаружено около 300 млн рублей.

По указанию нашей героини господин Кондалов занизил класс опасности производственных объектов ОАО "Лукойл-Пермь", а разницу между стоимостью страховых взносов получал наличными. В результате в бюджет не поступило не менее 100 млн рублей. Следствие продолжается.

Буквально на прошлой неделе ряд изданий сообщили о том, что на место уволенного руководителя Росприроднадзора планируется приход заместителя руководителя Ростехназора Светланы Радионовой. В одном из изданий её называют «бульдогом», в другом — человеком из команды Сечина.

Мы решили провести собственное расследование и вот какие подробности нам стали известны.

С приходом в Ростехнадзор Алексея Алешина в 2014 году, в службе (Ростехнадзор) начала проводиться политика направленная на снижение коррупционных рисков, наведение порядка в сферах деятельности контрольно-надзорного ведомства, внедрение риск-ориентированного подхода к надзорной деятельности, снижение давления на бизнес. На момент прихода нового руководителя, Светлана Радионова находилась в службе уже более пяти лет и занимала лидирующую позицию среди заместителей руководителя ведомства. Радионова всеми силами попыталась завоевать уважение и доверие нового руководителя. Первой «силой» стал приезд в Ростехнадзор помошника Президента РФ Антона Устинова, организованный Радионовой, сразу после назначения нового руководителя. Антон очень много рассказал господину Алешину о заслугах Радионовой, ее вкладе в дела государственного масштаба и пр.

Чем же она заслужила такую славу?

История берет свое начало с 2009 года, когда Светлана пришла в Ростехнадзор на должность начальника лицензионного управления по протекции, как она рассказывала своим новым коллегам, самого Игоря Ивановича (Сечина). Протекция, якобы, осуществлялась за огромный вклад Светланы в дело Юкоса в период ее работы в прокуратуре. Однако, по отзывам ее бывших прокурорских начальников, Светлана представляла из себя жалкое подобие работника прокуратуы, который не знает не только законодательства, но и принципов работы, не может организовать деятельность подчиненных, не выходит с «больничных», вечно недовольна всем и всеми и требующая постоянного дополнительного премирования и оценки своей деятельности. «Не знали как от нее избавиться», — записано со слов бывших руководителей. Протекцией «Игоря Ивановича» оказался некий Антон Устинов, работавший тогда помощником Сечина и очень часто пользующийся положением своего шефа для решения личных вопросов. Со Светланой, на тот момент, их связывали давние личные отношения, а впоследствии — укрепленные годами бизнес-отношения (все деньги зарабатываемые в рамках «проектов надзорного ведомства» делятся пополам).

Первый проект, с которого начала Радионова, это проверка частных нефтеперерабатывающих заводов (мини-НПЗ) на всей территории РФ. Ростехнадзор является ведомством, лицензирующим деятельность перерабатывающих предприятий. Казалось бы, государственная задача, но если не вникать в суть ее содержания. За период проверки, на территории РФ было проверено более 2,5 тысяч мини-НПЗ, деятельность 98% из них была первоначально приостановлена под эгидой нарушений, выявленных в технологии, промышленной безопасности, причинении вреда экологии и т. п.

2% предприятий «откупились на месте», а остальные в течении нескольких лет собирали деньги на продолжение своей деятельности. Такса за «возобновление» деятельности предприятия составляла от 50 до 250 млн рублей, в зависимости от объема производства предприятия. Денежные средства приходили к Радионовой через посредников, которые контактировали с начальником нефтегазового управления центрального аппарата Ростехнадзора Жулиной Светланой и ее подчиненными. Особо недоверчивым предлагалось заключить официальные договора с подконтрольными Светланам (Радионовой и Жулиной) экспертными организациями (лицензии на деятельность этих организаций выдает тот же Ростехнадзор) на выполнение работ и разработку документации, приведение в соответствие с лицензионными требованиями Ростехнадзора. Расценки на услуги экспертов были в разы завышены и приближались к указанным выше суммам. Владельцы мини-НПЗ, которые нашли средства, продолжили свое существование, пополнили «клиентскую базу» и наверняка до сих пор отбивают свои вложения. По скромным подсчетам, проект «мини-НПЗ» принес участникам не менее 50 млрд рублей.

Шли годы, бизнес рос. Антон, как человек из известной фамилии Устиновых и самый «осведомленный» о состоянии нефтепереработки в РФ (ну наверное кроме Радионовой), занял пост помощника президента по ТЭК. Светлана получила второе высшее образование в РГУ нефти и газа им. Губкина, посетив его за время «обучения» не более 10 раз, поднялась на ступеньку заместителя руководителя Федеральной службы (Ростехнадзор) и кроме лицензирования, получила в свое распоряжение практически неограниченные полномочия в сфере нефтегазовой отрасли, химической промышленности, строительном надзоре, надзоре за саморегулируемыми организациями в сфере строительства и начала расставлять доверенных людей на должности руководителей территориальных филиалов ведомства. За период, пока Радионова работает заместителем, около 60% территориальных руководителей Ростехнадзора были переназначены. Ключевым аспектом здесь явились полномочия Радионовой по проверке территориальных филиалов ведомства. Те руководители, кто «не прогнулся», были уволены посредством многочисленных внутриведомственных проверок, возглавляемых самой Радионовой. Если не хватало «ростехнадзоровского радионовского ресурса», добавлялся «прокурорский ресурс четы Устиновых». «Прогнувшиеся» руководители территорий начинали выполнять бизнес-указания госпожи Радионовой. Круг бизнес-интересов Радионовой расширялся как «снежный ком». Сюда вошли проверки и модернизация крупных нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий, химических производств, строительство и реконструкция крупных предприятий и важных государственных объектов. Все бизнес-проекты выполнялись по ранее разработанной схеме. Сначала проводились проверки, выдавались многотомные предписания, которые не в силах выполнить даже крупные государственные и тем более частные предприятия и корпорации, налагались штрафы, затем компаниям указывались экспертные организации, которые помогали решить им проблемы с Ростехнадзором. Те, в свою очередь, выполняли работы по завышенным ценам или не выполняли вообще, просто меняли обложки на старых экспертизах.

Организациями подконтрольными Радионовой, таким методом осушествлялся и продолжает осушествляться полный комплекс сопровождения строительства, модернизации и реконструкции крупнейших российских НПЗ, добывающих и нефтехимических предприятий, нефте и газотранспортной системы. Наглядными примерами такой деятельности могут являться аварии на только что «модернизированных» НПЗ ООО «ПО «КИНЕФ», ОАО «Ачинский НПЗ», АО «Антипинский НПЗ», АО «Рязанская нефтеперерабатывающая компания», на которых в результате взрывов и возгораний погибли десятки людей, многочисленные порывы нефте— и газопроводов, разливы и утечки нефти, газа в результате которых ущерб составляет миллиарды рублей, не считая ущерба причиняемого экологии. Все эти события являются результатами преступной деятельности экспертной и проектной сферы компаний ООО "Интерюнис", ООО "Бэскит", ООО "Волга-Пром-Экспертиза", ООО "ПромЭкспертиза", ООО "Тензор", ЗАО НДЦ НПФ "Русская лаборатория", ЗАО НПО "Техкранэнерго", ООО "Промышленная Безопасность", ООО "Интеркор Рус" и другие.

На объектах проектов "Сахалин-1" и "Сахалин-2", "Эксон нефтегаз лимитед" в нарушение СРП и действующего законодательства РФ, с молчаливого (но, как говорят, не бесплатного) согласия Радионовской команды, допускаются значительные отклонения от существующей проектной, эксплуатационной и нормативной документации, в качестве подрядчиков нанимаются российские компании «однодневки», которые не имеют ресурсов и квалификации, являясь только прокладками для перевода средств за выполнение работ в зарубежные компании. Так же обстоит ситуация и с аварийно-спасательными формированиями и подразделениями по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов. Привлекаемые компании не имеют никаких средств для проведения этих видов работ (ни у одной из компаний нет своего оборудования, техники и плавсредств). В случае аварии "Эксон нефтегаз лимитед" рассчитывает на привлечение компании OSRL, находящейся в Сингапуре, якобы в любой момент готовой приступить к ликвидации аварии на объектах заказчика, за что получает огромные суммы, тем самым уменьшая доход РФ от добычи нефти. По мнению специалистов и проведенным ими расчетам, OSRL может приступить к работам на объектах не ранее чем через 25 суток, с учетом удаленности и российского пограничного и таможенного законодательства.

Все эти нарушения допускаемые иностранными менеджерами на протяжении многих лет (игнорование требований Российского законодательства, нарушение подписанного СРП по фактическому участию Российских компаний в проектах), стали возможны только при участии Радионовой и ведут к риску возникновения техногенных и экологических катастроф, а также выводу полученных от добычи средств за рубеж и уменьшению налогооблагаемой базы в РФ.

За более чем восемь лет «проверок», Радионова и ее покровитель параллельно реализовали проект «экспертиза » и создали бизнес-империю по проведению экспертизы промышленной безопасности (ЭПБ) на всей территории РФ. Кроме того, в последние годы Ростехнадзору правительством были даны дополнительные полномочия по контролю за саморегулируемыми организациями (СРО) в сфере строительства. Именно Радионова решает «быть или не быть» СРО, может назначить внеплановую проверку или отменить ранее запланированную, может проверить наличие компенсационного фонда, его размер, и конечно порекомендовать в каком банке и под чьим управлением его держать. На одном из таких моментов и «погорел» господин Слабиков — руководитель Северо-Западного управления Ростехнадзора и, кстати, Светлана была первой, кто вылетела ему на помощь. Давая интервью прессе о том, что Руководство службы сотрудничает со следствием, помогает и обязательно проведет комплексную проверку управления, распределяла недостающие миллиарды СРО, необнаруженные во время обыска.

В сфере строительного надзора ни один ЗОС (заключение о соответствии) на территории РФ на объекты поднадзорные Ростехнадзору не выдается без личного участия Радионовой и её ставленницы — начальника управления строительного надзора Климовой Марианны. Несмотря на то, что выдача ЗОС входит в компетенцию руководителей территориальных органов, без команды из Москвы ни одно «заключение» не будет выдано. Команда поступает по мере получения ~10% от стоимости сдаваемого объекта. Одним их свежих примеров может служить выдача ЗОС и ввод в эксплуатацию Уфимской ТЭЦ-5, в апреле сего года. Инвесторами, проектантами и строителями а также организациями-производителями оборудования (ООО «Башкирская генерирующая компания», «Интер РАО-Инжиниринг», ООО «Каскад-Энерго, АО «ЭСК «СОЮЗ», АО «Силовые машины» и «ЭМАльянс») было потрачено не менее 1,5 млрд на посредников связанных выдачей ЗОС, лицензированием и вводом в эксплуатацию, в числе которых активно учавствовала НДЦ НПФ «Русская лаборатория».

На особо «контактные» поднадзорные организации, из числа проверяемых, возлагается «ежемесячная финансовая ответственность» под предлогом того, что все сотрудники Ростехнадзора, участвующие в проверках, выполняют важнейшую государственную задачу (при этой фразе Радионова всегда указывает на портрет, висящий в кабинете практически каждого руководителя в РФ, но к сожалению объем работы безграничен, а финансирование скудное).

По мнению экспертного сообщества, на момент прихода в Ростехнадзор господина Алешина, практически 65% рынка экспертных услуг РФ в области ЭПБ контролировались Радионовой и ее покровителем, а стоимость всего рынка по году, оценивается в несколько десятков миллиардов. Алешин и его команда решили провести ряд реформ в деятельности Ростехнадзора, в том числе и в сфере ЭПБ, вычистив недобросовестных и неквалифицированных экспертов.

Эти действия нового шефа Ростехнадзора резко ограничивали масштаб бизнес-интересов Радионовой. Тут включился ее покровитель, начав рассылать с высоты своего поста указания в Генеральную прокуратуру, в Следственный комитет, в Госдуму и даже в Совет Федерации с целью, проверить и разобраться в целях и задачах реформы, проводимой новым руководителем Ростехнадзора. Но кому-то из власть имущих его действия не пришлись к месту и Антон покинул свою должность с официальной формулировкой «по собственному желанию», а со слов коллег, «превышение служебных полномочий и утрата доверия». Однако, учитывая наработанные контакты со страховым сообществом, Антон пересаживается на одну из руководящих должностей в "Согаз", начиная осваивать горизонты новой деятельности, естественно, не забывая и про Светлану. Они совместно продолжают «загонять» поднадзорные опасные производственные объекты в страховую группу "Согаз" через аффилированные компании (как известно все страховые компании бронируют часть средств под выплаты своим посредникам). Имея в своем распоряжении клиентскую базу мини-НПЗ, и мотивируя недостатком выпускаемых на территории РФ светлых нефтепродуктов, пытались продвинуть законотворческую инициативу по подключению своих «клиентов» к магистральным нефтепроводам на территории России, с целью полного удовлетворения потребностей российского рынка светлых нефтепродуктов. По замыслу, определять готовность мини-НПЗ к подключению к «трубе», должен был Ростехнадзор, в лице Радионовой. Составленный бизнес-план в свою основу закладывал $1 млн с каждого клиента. Но то ли ресурса у Антона на новой должности не хватило, то ли этот проект не сочетался с реформами проводимыми Алешиным, нашим источникам не известно.

Своих доверенных людей Радионова хорошо оплачивает. В Ростехнадзоре говорят, что самая хорошая должность в ведомстве-это помощник Радионовой, которых у нее до недавнего времени насчитывалось 3. Утверждают, что каждому своему помощнику Светлана купила по квартире в престижных районах Москвы, и поверьте, не на средства, выделяемые государством для приобретения жилплощади госслужащим. У Радионовой единственная приемная в ведомстве, в которую нельзя попасть просто постучав и открыв дверь. Сначала нужно доложить цель своего визита в видеоглазок секретарю. Зачем такие меры безопасности в ведомстве, которое и так охраняют вооруженные полицейские? Также сотрудники рассказывают, что у нее есть собственный выход из кабинета в другое крыло здания и на улицу. Интересно для каких целей? Живет Радионова в элитном поселке, в Раменском районе Подмосковья, передвигается на автомобилях Мерседес S-класса и Майбах. Обеды доставляют в кабинет из самых дорогих ресторанов Москвы, в график рабочего дня госслужащей влючены посещения элитных салонов красоты и бутиков.

Реформы в Ростехнадзоре продолжаются, каждый месяц вскрываются все новые взяточники высшего звена расставленные Радионовой. Она понимает, что круг бизнес-интересов с каждым днем сужается, в стране идет глобальная борьба с коррупцией, все больше фактов начинает указывать на ее причастность, а покровитель не имеет таких полномочий как раньше, вот и задумала Светлана-«бульдог» быстренько перепрыгнуть в новое самостоятельное кресло (главы Росприроднадзора) со своей готовой клиентской базой...

Росприроднадзор может возглавить замруководителя Ростехнадзора Светлана Радионова

Руководитель Росприроднадзора Артем Сидоров написал заявление об отпуске с последующим увольнением, сообщает РБК со ссылкой на источник в Минприроды. По словам другого собеседника издания, «новый министр хочет нового человека на этом посту», но окончательного решения по кандидатуре еще нет.

Источники РБК утверждают, что претендентом на освободившуюся должность стала заместитель главы Ростехнадзора Светлана Радионова. Она встречалась с новым главой Минприроды Дмитрием Кобылкиным несколько недель назад. Ее кандидатура внесена на утверждение в правительство.

Артем Сидоров возглавляет Росприроднадзор с 2015 года. До этого он руководил министерством экологии и природных ресурсов в правительстве Татарстана. Дмитрий Кобылкин возглавил Минприроды 18 мая. До этого господин Кобылкин был губернатором Ямало-Ненецкого автономного округа.

Светлана Радионова и ее невиданная коррупция в Ростехнадзоре или Руслан Ростовцев заговорил

Коррупционные преступления, несмотря на неуклюжую ретушь со стороны Фемиды, всё больней и явственней точат камень национального терпения. Об одной из таких ран мы сегодня и поговорим. Сказ о том, как Светлана Радионова и Руслан Ростовцев служили Родине, набивая без устали свои и подельничьи карманы.

Скандалы, интриги и расследования — излюбленные острые блюда для гурманов отечественной журналистики. И их есть у нас, как говориться. Например, обратимся сегодня к «Ростеху» (однако шепотом отметим, что речь сегодня вовсе не пойдёт о вотчине товарища Чемезова, нет), рандом русской антикоррупционной рулетки настиг Ростехнадзор. Светлана Радионова, чьим местом работы не случайно является описываемое нами выше госучреждение, давно и с завидным постоянством даёт все основания убедиться в её таланте, таланте попадать в различные корпоративные дрязги и скандалы, грозящие своей интенсивностью поставить под сомнение долговечность фортуны для этой женщины.

Как обычно производит: когда у госчиновника заканчивается фортуна, у него начинается срок, как минимум, ситуация располагает к такой санкции. А теперь, детально:

Сотрудники ФСБ, выполняя собственный долг, регламент и приказ сверху, нагрянули в Ростехнадзор. И провели выемку соответствующей документации (часть её, довольно волнительного содержания была изъята у Руслана Ростовцева.) Правоохранители, своими действиями разворошив пчелиный улей круговой поруки и воровства, были вынуждены копать глубже и начать проводить необходимые аресты. Наибольший эффект ощутили представители региональных корпоративных управлений. Но, как мы знаем, рыба гниёт с головы. Как ни странно, сотрудники ФСБ считали также и нанесли визит в центральный аппарат госкомпании. Вышеупомянутая Светлана Радионова, обросла связями сомнительной легитимности и, словно великий комбинатор, любила и страдала, любила деньги и страдала от их недостатка. Правоохранительные органы, однако не оценили тонкость момента и вместо слез умиления женской предприимчивостью, проводили оперативные работы, напрочь лишённые чувства прекрасного.

Как Светлана Радионова прибрала к рукам ничейные миллиарды?

Ведь как можно подло и надменно выискивать какие-либо просчёты и ошибки на добывающих шахтах, принадлежащих господину Ростовцеву, столь оперативно переводящему собственные положительные качества в денежный эквивалент? Вот и мы не знаем КАК там можно. Ведь шестьдесят тысяч вечнозеленых надгробий американских президентов на дороге не валяются. Особенно, когда у вас тариф -ежемесячный. К тому же, между прочим, господин Ростовцев, опять же подчёркивая свою порядочность и человечность, заботился о здоровье высшего истеблишмента Ростехнадзора. Каким, вы спросите, образом? Ну не ходить же им на столь тягостную для физического здоровья работу пешком? Или вы саркастично и совершенно из области фантастики можете себе предположить, что они путешествуют по городским просторам на общественном транспорте среди зловонных, бюджетных пролетариев? Конечно же нет! Им нужен собственный автомобиль. Немецкий. «Мерседес» в самый раз, можно считать трофеем и подчёркивать национальное превосходство.

Иногда в этой схеме, как установили спецслужбы, задействовался тариф » доступное жильё для слуг народа» и включал дарение квартир от уже полюбившегося нам коррупционера и мецената, господина Руслана Ростовцева. Святой, однако, человек. Но кадры, как мы знаем, решают всё и здесь мы специально употребили этот глагол, надеясь на игру слов, ведь многие собственники и руководители угольных предприятий недвусмысленно желали получить благословление и покровительство «нужных людей» в Ростехнадзоре (мы имеем в виду структурную единицу — надзор за угольной промышленностью.) Здесь на лицо не только сложившиеся за годы работы неформальные отношения между персоналиями, с денежными вкраплениями в качестве некой бизнес секреции для должного взаимопонимания, но и структура «начальник -подчинённый», функционирующая на той основе, что вся деятельность соответствующих угольных предприятий ( на всех стадиях производства) представляет собой строго лицензируемую деятельность. Иной конфигурации отношений и быть не могло. Согласитесь, любое мало-мальски крупное предприятие, которое стремится быть жизнеспособным в нашем конкурентном веке должно быть соответствующим образом организовано, институцианализированно, если хотите. Вся система есть цепочка опасностей, требующих контроля органов:

1. Забои.

2. Складируемые взрывчатые вещества.

3. Кислородные станции.

4. Транспортные цехи.

Во избежание несчастных случаев, госорганы выявляют неисправности и, не смотря на финансовые убытки, при необходимости даже останавливают аварийное производство, если таковое вопиюще не соответствует нормативным актам организации в сфере безопасности. Из сказанного выше совершенно очевидно, какой властью и полномочиями обладает Ростехнадзор. Через свой инструментарий, он способен регулировать всю угольную промышленность в государственном масштабе. И от осознания важности этой организации мы приобретаем необходимость углубиться в прозрачность, а равно её отсутствие) механизмов её функционирования.

Для этого снова вернёмся к кадрам. В Российской политической системе они приобретают свою легитимность зачастую благодаря полезным и многочисленным знакомствам в дни минувшего, ещё советского прошлого. Сегодняшний пример вовсе не стал исключением из этого правила. Будучи знакомой с сыном Владимира Устинова (бывшего генерального прокурора) наша Светлана обосновалась в Ростехнадзоре, да не просто так, а в роли курирующего топливно-энергетический комплекс.

Наших верхам не чужд был и есть лоббизм, то есть продвижение лояльный или же завязанных на вас фигур, обеспечивающих вам комфорт и безбедную старость. Сын бывшего генпрокурора Антон, работал в медведевские годы под начальством и руководством самого Игоря Сечина, великого и ужасного короля российской нефтянки. Разумеется он поспособствовал трудоустройству Радионовой и вывел её на контакты с Ростовцевым, о котором мы говорили в саамом начале.

Десять лет назад этот самый Ростовцев через предпринимателя Щукина наладил угольный бизнес (в их равных управлениях находились 2 шахтоуправления.), однако в настоящее время Ростовцев властвует в этой вотчине абсолютно единолично, тактично выведя своего кузбасского партнёра Щукина за скобки этого прибыльного действия. Невидимая рука рынка в цветах берёзки. На горизонте замаячил судебный процесс и при том довольно отчётливо.

Тем не менее этот процесс в настоящее время не совсем идёт в пользу Ростовцева, в виду того, что с него надлежит взыскать более полумиллиарда рублем (600 млн) + зарубежные курорты и юрисдикция так же не сослужили достойным щитом, допустив брешь в личном бюджете обвиняемого суммой в 113 миллионов. Злополучные шахты, поскрипывая, но не теряя рентабельности, играли роль спасательной шлюпки с природными ресурсами. Даже если и бывали в календаре дни ЧП и аварий, но такие моменты по мере сил урегулировались при содействии гражданки Светланы Радионовой.

Один из таких дне в календаре обернулся гибелью машиниста на одной из шахт в городе Кемерово в 2013 году из-за отслоения породы. Трагическая ситуация не повлекла за собой ровным счётом никаких действий со стороны компетентных органов в лице Ростехнадзора. Как говориться в таких случаях: «Кому нужны лишнее проблемы?» Вопрос, однако, риторический. Попустительство и замалчивание сверху способствовало повторению подобных трагедий. Двумя годами позднее, в шахте погиб сам руководитель предприятия Николай Лембер, отработав на посту менее 90 дней.

И опять мёртвая, что страшно, в буквальном смысле, тишина со стороны Ростехнадзора. Более того, представители этой организации всячески затягивали и осложняли возможность выемки документов со стороны контролирующих органов ( местной прокуратуры по Кемерово) однако, в последствии ей это удалось. Данная выемка позволила обнаружить в компьютере Ростовцева интересные материалы, до боли напоминавшие чёрную бухгалтерию (взятки, подкупы чиновников. путешествия за рубеж и прочие увеселительные мероприятия.) Ростовцев тратил на взятки по 60 тысяч долларов ( иногда. вдвое больше через подставных лиц!) Взятками являлись и квартиры и автомобили ( почему бы не взять и подарить Мерседес за 127 тысяч зелени?) А уж сотрудникам МВД на нашего Ростовцева грех жаловаться, ведь он пополнил и их бюджет на сотни тысяч долларов ( по информации 2011 года.) Все эти выкрутасы не обошли внимание федеральной службы безопасности стороной и те ждали своего часа. Дождались в 2018 году. Ростовцева долго и профессионально допрашивали и ходили слухи, что он посодействовал следствию. сдав все связи и преступные сообщества с которыми контактировал. Тут вам Рустэм Магдеев, гражданин Кипра и свой человек в Кузбассе и среди «измайловских.» Ценный в принципе кадр. Они оба, Ростовцев и Магдеев связаны с Радионовой деловыми отношениями, они оба связаны с британскими инвестиционными фондами ( с колумбийским акцентом.) Фонд покупал угольные активы в Кузбассе и выводил капиталы с поразительной интенсивностью. на выжженную кузбасскую землю в это время оперативно прибывал перспективный гений нашего знакомого товарища Щукина, облюбовавшего остатки активов словно падальщик эпохи первичного накопления капитала. Были неизбежны столкновения бивших партнёров по бизнесу за контроль над угольными шахтами и каждая из сторон старалась задействовать максимум доступных ей рычагов давления на оппонента (включая купленное МВД.)

Радионова, в свое время набила себе руку на лицензировании НПЗ у частников и преуспела в этом «ратном труде»» десятки миллионов стали постояльцами в её загребущих наманикюреных руках. Она курировала «проверки» и достаточно напроверяла, если её услуги распространились уже в общероссийском масштабе. И человек она деловой, поистине серьёзный. В корпоративных кругах ходят устойчивые, как опоры Крымского Моста, слухи, что не так-то просто смертному попасть на приём к госпоже Светлане Радионовой. Как? Вы разве забыли доложить цель своего визита? Вы хоть знаете, какой она у нас важный человек? У неё даже свой чёрный ход имеется, для аварийного выхода. чтобы безопасно укрыться от «благодарных» граждан, не иначе. Но что мы всё о пессимизме, да о пессимизме. Лучше давайте здесь напишем, что наша Светлана имеет Mercedes-BenzS-klasse и Maybach. Сразу видно не съедают человека серые будни, умеет видеть луч распила в тёмном царстве бюрократии.

Подытожим. В настоящее время Ростехнадзор, будучи довольно крупным контролирующим органом на бумаге, оказался не способным противостоять коррупции и лоббизму, что заставило эту организацию сотрясаться сейсмической активностью из-за соответствующей, прямо пропорциональной активности силовиков. ( которые находят в домах начальников миллиардные состояния.)Можно не сомневаться, чистки в Ростехнадзоре продолжатся. Да прибудут с нами чекисты.

Губительные амбиции Радионовой

Надзорные органы в России всегда были делом выгодным. Не останавливают чиновников ни трагедии с человеческими жертвами, ни ответственность. Но есть те, кто превратил свою деятельность в настоящий бизнес. В связи с этим особый интерес вызывает Ростехнадзор.

Ростехнадзор – служба, которая, как не трудно догадаться, осуществляет надзор. Зрит она строго. Без ее ведома и одобрения не могут строиться или функционировать предприятия, особенно если это потенциально опасное производство. Оно и правильно, ведь на кону человеческие жизни. Вот только, если верить слухам, среди сотрудников есть и те, которые скрестили свои бизнес интересы и выполнение профессиональных обязательств.

Одним из таких чиновников злые языки называют Светлану Радионову – замглаву Ростехнадзора. А тут она еще называется возможным кандидатом на вакантную должность главы ведомства. В особенностях работы чиновницы и ее подчиненных попытался разобраться наш корреспондент.

Сбежать из ведомства?

О Радивоновой в СМИ активно заговорили в середине прошлого месяца. Тогда ее фамилию осуждали в связи с возможным назначением на должность руководителя Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор). Якобы и сама Радионова очень эту должность хотела (а может и хочет до сих пор).

Поговаривали, что она подготовила даже масштабный план по структурным изменениям в ведомстве. В частности речь могла идти о том, чтобы вывести Росприроднадзор из состава Минприроды и создать на его базе отдельное министерство. Говорили, что даже название ему придумали – Министерство экологии. Эти слухи привели к повышенному вниманию к персоне Радионовой, причем не только СМИ.

Ходили слухи, а некоторые телеграмм каналы https://t.me/greenserpent/584 эти слухи распространяли, что в ФСБ подготовили справку по деятельности Светланы в Росприроднадзоре. Заодно и собрали скандалы, которые при ней сотрясали ведомство. Может поэтому она так стремится покинуть ведомство, которое может стать «черной меткой» для чиновника?

Так Светлана Радионова «засветилась» в скандале с арестом руководителя Северо-Западного управления Ростехнадзора Григория Слабикова и его дочери Елены. Слабиков не первый чиновник, которого обвиняют в злоупотреблениях, однако почему-то именно ему на помощь Радионова отправилась лично.

Следствие считало, что Слабиков и его дочь причастны к мошеннической схеме в результате которой нанесли ущерб государству более чем 4 млрд рублей! По версии силовиков, чиновник смог организовать настоящую схему для того, чтобы обогатиться на саморегулируемых строительных организациях (СРО). Кроме подозрения во взятках, что не удивительно, чиновника считали причастным к исчезновению крупных сумм из компенсационных фондов. Эти фонды были организованы для покрытия убытков, в случае если будут выявлены недочеты со стороны строителей. В деле фигурировала гигантская сумма – более одного миллиарда рублей. Столько нашли оперативники в ходе обысков. И это была только сумма в наличных.

В схеме, по версии силовиков, была замешена также дочь чиновника, которая якобы помогала отцу – выступала в качестве посредника.

Почему именно на скандал с Сабиковым решила отреагировать Радионова, ведь скандалы в ее ведомстве – не редкость. Служба может осуществлять более 20 видов надзорной деятельности – есть где разгуляться. Может быть, она испугалась, что похожие схемы могут раскопать и в ее деятельности?

Рада бы в «рай»…

Кстати повышение Радионовой пророчили и раньше. Еще в 2013 году, когда начались разговоры об уходе главы Ростехнадзора Николая Кутьина, Светлану Радионову пророчили на его должность. Тогда многие источники, знакомые с ситуацией, отмечали, что Радионова занимается самыми важными и скандальными случаями надзора в промышленности. Но тогда же пошли слухи, что против ее кандидатуры выступило правительство. Возможно, что-то в карьере Радионовой заставило чиновников задуматься о целесообразности повышения.

И вот какая штука. За несколько лет в России возникло огромное количество коммерческих компаний, которые «помогают» компаниям подготовиться к различным проверкам Ростехнадзора. Как рассказывают участники рынка, обычно схема очень простая. Сотрудники ведомства просто советуют вам обратиться в компанию, которая проведет консалтинг или другие работы с рекомендациями. И так выходит, что клиенты этих компаний не имеют проблем с проверками.

Поговаривают, что такие компании есть на счету и у Ростехнадзора и якобы они имеют непосредственное отношение к Радионовой. Называются вполне конкретные компании, и если посмотреть информацию о них в открытых источниках, становиться понятно, что они становятся частыми обладателями госзаказов. При этом, поговаривают, что в первую очередь, «под крыло» чиновницы попали небольшие НПЗ. То есть было решено освоить нефтеперерабатывающий сектор.

Вот, например ЗАО НДЦ НПФ «Русская Лаборатория», эту компанию называют . За время своего существования она получила государственных контрактов на общую сумму почти 3 миллиарда рублей. При этом ее клиенты – в о основном нефтяные компании.

Эта компания называется одной из основных посредников в получении заключения о соответствии (ЗОС). Интересно, что по этому адресу зарегистрировано еще три компании, с тем же соучредителем, а где-то и руководителем. Неким Шпигель Михаил Яковлевич.

НПФ «Русская Лаборатория» – руководитель Михаил Шпигель, адрес – 197101, город Санкт-Петербург, проспект Большой П.С., 57/1

ЗАО «Русская Лаборатория» – руководитель Михаил Шпигель, адрес – 197101, город Санкт-Петербург, проспект Большой П.С., 57/1 еще и совладелец (35%)

ООО «Русская Лаборатория — Энергетика» – руководитель Михаил Шпигель, адрес – 197101, город Санкт-Петербург, проспект Большой П.С., 57/1 еще и совладелец (76%)

ООО «ИК «Русская Лаборатория — к» – руководитель тут другой, зато адрес – 197101, город Санкт-Петербург, проспект Большой П.С., 57/1, а Шпигелю принадлежит 40%.

Обычно такое «клонирование» компания делают для того, чтобы аффилированные с одним лицом компании могли принимать участие в аукционах на государственные подряды. У младших братьев к слову госзаказы тоже есть, но их размеры не так впечатляют. При этом крупные компании проверяют данные о подрядчиках и чаще всего обходят стороной сомнительные компании. В частности статус «сомнительного» можно получить за такое вот «клонирование». Но для НПФ «Русская Лаборатория» сделали исключение. Интересно почему? Может быть, у компании есть высокий покровитель?

Примечательно, что Андрей Кобзарь, который является Генеральным Директором, «светится» и в других проектах Шпигеля. Кобзарь личность интересная. Он – многократный участник различных списков миллиардеров как регионального, так и общероссийского. Также поговаривали, что он не гнушался прибегать в 90-х к «лихим» методам ведения бизнеса, и в ввязывался в масштабные госпроекты в нулевых. В стиле 90-х протекала в частности история с приватизацией петербургского морского порта. Многочисленные кровавые разборками были в порядке вещей.

Или вот еще одна организация, которую по слухам связывают со Светланой Радионовой – ООО «Интеркор Рус». Тут улов на государственных компаниях поменьше – чуть боле 66 миллионов рублей. И снова среди заказчиков большинство – компании, связанные с нефтяной отраслью.

Но интересная эта компания не столько своими подрядчиками, сколько своим клоном. Странно, что у этой компании тоже есть тезка, да еще и схожим родом деятельности.

Предупредительный выстрел для руководства?

Региональные отделения Ростехнадзора стараются не отставать и во всем учатся у своих «старших» товарищей. Кроме Григория Слабикова в 2018 году «отличился» руководитель Нижне-Волжского управления Ростехнадзора Игорь Исаев. Его подозревали во взятках и вымогательствах. Почему-то было решено, что подписка о невыезде остановит чиновника на территории страны, но он почему-то предпочел покинуть территорию РФ. По версии следствия он не однократно вымогал средства у компании, чтобы избежать проверки. Первая переданная сума была 200 тысяч рублей, но потом аппетиты чиновника выросли, и он запросил уже 1,5 миллиона. И даже, вроде как, он эту сумму получил.

Но примечателен Исаев не только своими аппетитами, но и тем, что по слухам, распространялся о том, что отчисляет «процент» своей начальнице – Радионовой.

В прошлом году состоялось громкое задержание руководителя Западно-Уральского управления Александр Кондалов. Задержали его в Египте, где безуспешно пытался скрыться от правоохранительных органов России. Все дело в том, что за денежное вознаграждение Кондалов занижал класс опасности производственных объектов. В частности так случилось с объектом ОАО «Лукойл-Пермь». В результате в бюджет не поступило не менее 100 млн рублей. По слухам именно Радионова неформально распорядилась пособить компании.

Глядя на все эти сомнительные компании и достижения ведомства, задаешься вопросом, кто и зачем может лоббировать назначение Светланы Радионовой. Судя по слухам, этому сопротивляется правительство и, похоже, не зря. Может силовым структурам стоит присоединиться к этому «сопротивлению»?


Поиск